Память о Новгородских святителях — Молитвенник

     Блаженный Иоаким был из числа священников, которых привез с собою из Корсуня великий князь Владимир, когда решился просветить Россию св. крещением. При св. митрополите Михаиле, еще в сане священника, проповедовал он святую веру в Новгороде; он построил здесь тогда храм Преображения Господня и крестил некоторых из язычников. Но язычество было в большой силе в Новгороде и упорно отстаивало власть свою над бедными людьми; оно не слушало проповедника св. веры и выступило с мятежом против распоряжений великого князя Владимира, вызвав на помощь себе вольницу Новгорода. В 993 г. Иоаким посвящен был во епископы Новгорода. Для обуздания бунтующих язычников, Добрыня и Путята явились в Новгород с войсками. В Иоакимовой летописи читаем: «когда в Новгороде узнали, что Добрыня идет крестить, то собрали вече и все поклялись не пускать его в город в не давать идолов на извержение. И точно, когда пришел Добрыня, то Новгородцы разметали мост и вышли против него с оружием. Добрыня стал было уговаривать их ласковыми словами, но они не хотели и слушать, и поставили две каменометные машины. Особенно возбуждал их к непокорности главный из жрецов, Богомил Соловей. Епископ Иоаким со священниками находился на торговой стороне: они ходили по площадям и улицам, уча людей, и в два дня успели окрестить несколько сот. На другой стороне тысяцкий Угоняй ездил там и здесь и кричал: «лучше нам умереть, чем выдать богов наших на поругание». Народ рассвирепел, разорил дом Добрыни, разграбил имущество, убил жену его и еще некоторых из родни его. Иные пошли и разметали церковь Преображения Господня и стали грабить дома христиан». Путята с 500 Ростовцев выступил против мятежников, захватил Угоняя и других лучших людей; Добрыня явился со всею своею дружиною и «велел зажечь некоторые дома». Новгородцы, прекратив сражение, бросились тушить пожар, а самые знатные явились с покорностью к Добрыне. Воевода согласился на мир, но велел уничтожить идолов, — деревянные сжечь, а каменные, изломав, побросать в реку. «Мужчины и женщины с воплем и слезами просили за них, как за действительных богов. Добрыня с насмешкою отвечал: нечего вам жалеть о тех, которые сами себя оборонить не могут; какой пользы ждать вам от них? И послал объявлять везде, чтоб шли креститься. Тогда многие язычники, желая изба виться от крещения, объявляли, что они крещены: Иоаким велел всем крещенным надеть на шею кресты, а кто не будет иметь на себе креста, тому не верить, что крещен, и крестить. Разметанную церковь Преображения построили вновь». В других летописях еще читаем: Иоаким разорил жертвенники и ссек Перуна, он приказал стащить его в Волхов; его опутали веревками, волокли по навозу, поражая палками, и бросили в Волхов: Иоаким заповедал, чтобы никто нигде не останавливал его. Житель местечка Пидола вышел рано на реку, думая везти горшки в город, и вот Перун приплыл к берегу; он оттолкнул его шестом. «Ты, Перунище, сказал он, досыта пил и ел, а теперь плыви прочь». Это известие показывает, что наставлениями блаженного Иоакима многие из Новгородцев доведены были до сердечного убеждения в несостоятельности идолов. И сподвижник блаженного Иоаким», Путята, строгий к возмутителям, действовал на совесть мерами убеждения известна минея на месяц май, писанная его рукою в Новгороде. Блаженный Иоаким был ревнителем христианского просвещения; князь Ярослав открыл училище в Новгороде. «И собрав Ярослав от старост и от пресвитеров детей 300 и повелев учить книгам». Блаженный епископ определил в наставники ученика своего Ефрема, который усердно обучал детей истинам св. веры, а чрез них передавал наставления св. веры и их родителям. Это было не задолго до кончины Иоакима. Прежде того блаженный архипастырь учил народ христианскому благочестию другими способами — храмами и их богослужением. Он построил храм святой Софии, вечной премудрости, Сыну Божьему. Деревянный храм сей был с 13 главами — символами Христа Сына Божьего, окруженного 12 Апостолами. Храм стоял на берегу Волхова, на том месте, где после, в 1127 году, богатый Новгородец Сотко построил каменный храм Бориса и Глеба, в конце Епископской улицы, не вдали от второго Софийского собора. При кафедральном храме блаженный Иоаким устроил и монастырь, который назывался Софийским и Десятинным. На месте низверженного Перуна освящена им церковь, 995 года, Рождества Богородицы. Кроме того построен им храм во имя ангела своего — Богоотца Иоакима и Анны. Здесь он был и погребен в 1030 году. В конце ХVII века мощи его перенесены в каменный Софийский собор, где положены в золотой паперти, и св. Иоаким изображен в алтаре Софийского собора, на стене, первым между Новгородскими святителями.
     Блаженный Жука первый из Русских, сколько известно, удостоился сана епископского в 1035 году, а о Русском происхождении говорит прозвание его — Жидята. В его время и под его надзором строился каменный Софийский собор, доселе существующий, который освящен им в 1049 году. Нужда в этом храме стала настоятельною особенно потому, что в марте 1055 года Софийский собор, построенный блаженным Иоакимом, сгорел. По известию не раннему, блаженный Лука выписывал иконописцев для сего храма из Царь-града; образ Спасителя в куполе храма по его распоряжению на писан был с благословляющею рукою, но таинственный глас велел написать сжатою, и сказал: «в сей руке держу великий Новгород; когда раскроется рука моя, и городу конец». Еще целы остатки мусии на горнем месте алтарей. Спустя пять лет по окончании собора, праведный пастырь подвергся горькой доле. В 1055 году он был оклеветан слугою своим Дудиком, отозван был из Новгорода в Киев и здесь содержался три года. К чему относилась эта клевета, неизвестно; но невинность святителя открыта и клеветнику обрезали нос и руки. Блаженный Лука снова вступил в управление паствою; потом отправился в Киев и на возвратном пути в 1058 году скончался 15 октября. Блаженный святитель оставил для Церкви пастырское по учение, драгоценное по простоте своей и силе духа. «Прежде всего, должны мы, братия, так писал святитель, хранить сию заповедь — веровать в единого Бога, в Троице славимого, в Отца, Сына и Святого Духа, как научили Апостолы и святые отцы. «Верую во единого Бога» и проч. Веруйте воскресению, жизни вечной, вечной муке грешников. Не ленитесь ходить в церковь к заутрене, к обедне и к вечерне; и в своей клети, отходя ко сну, поклонись Богу, а потом уже ложись. В церкви стойте со страхом Божьим, не разговаривайте, не думайте ни о чем другом, но молите Бога всею душой, да простит вам Бог грехи. Имейте любовь ко всякому чело веку, а больше к братии; не будь у вас в сердце одно, а на устах другое. Не рой брату яму, чтобы тебя не ввергнул Бог в худшую. Люби правду и за правду, за Божий закон, готов будь умереть, чтобы Бог причел тебя к святым. Переносите друг от друга обиду, не платите злом за зло; друг друга хвалите и Бог вас похвалит. Не ссорь других, чтобы не назвали тебя сыном дьявола; помири, да будешь сыном Богу. Не осуждай брата и мысленно; помни свои грехи, чтобы и тебя Бог не осудил. Милуйте странных, убогих, заключенных в темницы, и к своим сиротам (рабам) будьте милостивы; тот весьма милостив, кто оберегает от скорби своих домашних. Бесовских игрищ (москолудства) творить не следует, также как и говорить срамные слова и сердиться ежедневно; не унижай других, не смейся ни над кем; в напасти терпи, имея упование на Бога. Не будьте буйны и горды, а считайте других лучшими себя, — помните, что, может быть, завтра будете смрад, гной, черви. Будьте смирны, кротки, не многоречивы, чтобы быть и слушателями и исполнителями закона Божьего; у гордого в сердце — дьявол, и Божье слово не прильнет к нему. Почитайте старого человека и родителей своих. Не клянитесь именем Божьим и другого не заклинайте и не проклинайте. Судите по правде, взяток не берите. Денег в рост не давайте. Бога бойтесь, князя чтите; рабы, повинуйтесь сначала Богу, потом господам своим; чтите иерея Божьего, чтите и слуг церковных. Не убивай, не кради, не лги, лживым свидетелем не будь, не враждуй, не завидуй, не клевещи; блуда не твори ни с рабою, ни с кем-либо другим; не пей не во время и пей умеренно, а не до пьянства; не будь гневлив, ни дерзок; с радующимися радуйся, с печальными будь печален; не ешьте нечистого; святые дни чтите. Бог же мира со всеми. Аминь». Так поучал святитель Божий!
     Святость жизни блаженного епископа Луки оказалась несомненною, спустя 500 лет после его кончины. По случаю пристройки к приделу Иоакима и Анны, мощи его, в святительском омофоре, обретены нетленными и положены в Мартириевой паперти Софийского собора.
     О блаженном Германе, Новгородском епископе, по летописям известно, что он хиротонисан в 1078 году и преставился в Киеве в 1096 году. Блаж. Симеон поставляет его между воспитанниками Пещерной обители. И по ркп. святцам видим его между Печерскими подвижниками. К Киевским подвигам блаж. Германа должны мы отнести основание монастыря на Берестове, известного в летописях под именем «Германеча» и Сдасского. Оправданием тому служит как современность св. Герману игумена и основателя монастыря Германеча, известного в 1072 году, так и совершенно подобные деяния другого Печерского подвижника и епископа, св. Стефана, оставившего свое имя монастырю «Стефанечу». Монастырь «Германеч» в 1096 году (июля 23-го) был опустошен Половцами. В том же году св. Герман совершил свое последнее путешествие в Киев. При такой близости двух событий, вероятно, что несчастие Спасской обители и вызвало основателя ее в Киев, откуда он уже более не возвращался в Новгород.
     По летописям в 1153 году «игумен Аркадий срубил церковь Успения Святой Богородицы и составил монастырь, который стал убежищем христиан, радостью Ангелов и па губою дьяволу». Аркадиева обитель с деревянным храмом Богородичным основалась в 3-х верстах от Новгорода. При такой близости ее к городу мирские люди, утомляемые суетами, могли часто ходить в Аркадиеву обитель и здесь молитвами оживлять уставшую душу; жизнь иноков, заботливых о небе и вечности, без слов показывала каждому, что не для земли должен жить человек, а для неба, тем более страшно жить в грехах. Преподобный основатель обители был при том подвижником, от которого можно было научиться многому, на радость души. И благие чувства, благие расположения посетителей Аркадиевой обители были радостью для Ангелов, радующихся о грешнике кающемся. Блаженный игумен пользовался славою добродетельного и рассудительного человека: доместик Антоньевой обители Кирик обращался к нему с вопросами о разных предметах и некоторые ответы его записал даже в число церковных правил. Новгородцы высоко ценили достоинства блаж. Аркадия. В 1156 г., когда скончался в Киеве св. Нифонт, «собрался весь город и все захотели, чтобы был епископом Новгорода избранный Богом муж Аркадий; народ, князь Мстислав Юрьевич, весь клир св. Софии, все городские священники пошли и взяли его из монастыря и, введя во двор св. Софии, поручили ему епископию, пока придет митрополит в Россию». Так все единодушно признали в Аркадии того, кто может быть достойным архипастырем обширной Новгородской паствы. В 1157 году посвящен он митрополитом Константином в Шеве и возвратился в Новгород 13-го сентября. Во время его управления Новгородскою паствой не раз меняли посадников и князей; но ни разу не видно там ни убийства, ни грабежей, как видно в другие времена. Это зависело сколько от доброго великого князя Ростислава, столько и от внушений благочестивого святителя. Из памятников архипастырского правления его сохранился до нашего времени стихирарь, замечательный по многим отношениям. Здесь в стихире на Рождество Христово читается: «Господу Иисусу родившемуся от Святой Девы». В стихире предпразднству Богоявления написано: «пакы Иисус мой очищается в Иордане[B1]». — В приписке к стихирарю упоминается состоявший при епископе Аркадии тиун Тупочель, как помощник его по управлению. — Боголюбивый святитель мирно почил 19-го сентября 1162 года, «и его с великою честью положили в притворе св. Софии». — И по минее митр. Макария, и по ркп. святцам блажен. Аркадий — в числе святых. Обитель, основанная им, существовала до 1764 года; каменный Успенский храм ее, построенный в 1186 году, и другой каменный трапезный, построенный в честь Архангела Михаила в 1395 г., целы поныне.
     Родной брат св. Иоанна, архиепископа Новгородского, Гавриил вместе с братом подвизался в 1179 г. при построении на озере Мячине Благовещенского монастыря, употребляя на то и свою собственность. Когда св. Иоанн решился отказаться от кафедры для уединенного приготовления себя к вечности, то назначил в преемника себе блаженного Гавриила, и он, приняв с иночеством имя Григория, в 1187 году посвящен был в архиепископа Новгородского. Летопись заметила совершенное им освящение каменного храма в Аркадиевом монастыре. Каменный крест с надписью, поставленный при основании сего храма, доселе еще цел. В летописи замечено еще следующее событие времени блажен. архиепископа: «в первый год его архиепископства был крестный ход от св. Софии к св. Архангелу Михаилу, на Михайловскую улицу; пели 9 песнь канона, как вдруг ударил такой страшный гром, что народ пал; деревянная церковь загорелась, но Бог сохранил (от бед) молитвами св. Архангела и св. Григория; не было никакого бедствия в церкви, только два человека найдены мертвыми в деревянном храме». — Блаженный Григорий управлял Новгородскою паствою шесть лет, напоминая ей своими добродетелями великого брата. Он скончался 24-го мая 1193 г. и погребен вблизи брата в Софийском соборе; мощи его обретены в 1558 году и почивают под ракою, на которой изображен святитель во весь рост.
     По смерти блаж. Григория в народном Новгородском правлении произошло разногласие о преемнике его: «одни хотели Митрофана, другие Мартирия, третьи Грека. Положили на престол св. Софии три жребия и послали с веча слепца взять жребий; и Божьей благодатью вынут был жребий Мартирия». — Мартирий был родом из Старой Русы, и здесь на острове основал в 1192 году Преображенский монастырь, поныне существующий. — Избранный посвящен был в архиепископа в Киеве 10-го декабря 1193 г. Первый год правления его про шел в тревогах. Сперва горели Ладога и Руса; потом от недели святых до праздника Успения были частые и сильные пожары в Новгороде; народ был до того напуган в Нов городе, что уже не жил в домах, а в поле. В мае 1195 г. блаженный пастырь заложил храм Богоматери на городских воротах. Осенью того же года основан им храм Воскресения Христова в новой женской обители у озера Мячина, а в следующем году 13-го сентября освящен. Летопись так говорит о сем подвиге святителя: «владыка трудился, палимый во время дня зноем, а ночью скорбел от заботы, как бы окончить и видеть в полной красоте церковь; чего желал, получил он, — Царство Небесное и радость нескончаемую». Между тем в том же году усердные два брата, Караваковичи, по благоговению святителя, основали еще монастырь в Нелезине, на Лубяной улице, в честь св. Кирилла и Афанасия, монастырь замечательный и потому, что Новгородцы признавали потом в св. Кирилле защитника своего от Татар, и этот монастырь доселе существует. В 1197 г. святитель имел утешение заложить в Плотницком конце храм св. м. Евфимии с девичьим монастырем, а постройку приняла на себя благочестивая Полюда, жительница Городища. Блаженный пастырь продолжал заботиться и о полном устройстве основанного им монастыря в Старой Русе. В январе 1197 г. освящал он в нем храм в честь св. патр. Никифора; а в мае 1198 г. начал там же строить каменный храм Преображения Господня и освятил его в день Успения Богоматери; «блаженный, говорит летопись, веселился душою, устроив себе вечную память, а христианам честный монастырь». В том же году было изумительное происшествие: один набожный Новгородец каждый день посещал храм Божий и, с благоговением принимая антидор и просфору, с благоговением и вкушал. Разнес он Богородичную просфору в дом и, по немощи, заснул на дороге. Псы, почуяв хлеб, подошли и хотели похитить просфору, но отскакивали прочь, отражаемые какой-то силою. Это было в виду людей. Когда доложили об этом блаженному Мартирию, он приказал на месте происшествия основать храм в честь Богородицы. Супруга князя Ярослава Владимировича Елена приняла на себя построить храм и женскую обитель, и в следующем году освящен на Торговой стороне, на Молоткове, монастырский храм Рождества Богородицы. В 1199 году, вследствие сильных неудовольствий великого князя Всеволода на Новгород блаженный пастырь должен был отправиться с посадником и лучшими людьми во Владимир. Изможденный летами и трудами, «раб Божий архиепископ Мартирий» скончался на дороге на берегу озера Селигера, 24-го августа. Св. тело его привезли в Новгород и положили в притворе св. Софии, который по том назывался Мартириевою папертью и златою папертью. В 1201 году богатый Новгородец Добрыня Андрейкович, по благочестивым расположениям души, путешествовал в Константинополь и, возвратясь с Востока, постригся в Хутыне монастыре с именем Антония. В это самое время Новгородцам неожиданно не понравился архиепископ их Митрофан, которого сами они избрали в 1201 г. на место почившего Мартирия. Кажется, его винили в том, что Новгород в 1211 году опустошен был пожаром, истребившим до 1300 дворов. Как бы то ни было, только от него не требовали ни объяснения, ни оправдания, и без всякого сношения с митрополитом отправили его в Торопец на житье, а на его место выбрали Антония и отправили к митрополиту для посвящения. Но выбор, по отношению к избранному, был счастливый: Антоний отличался и благочестием и образованностью. О последней говорит его описание путешествия в Константинополь. В этом описании сообщил он Новгородцам сведения об иконах и иконописцах, виденных им, — о древнем иконописце Лазаре, написавшем в алтаре св. Софии Пресв. Богородицу с Предвечным Младенцем и двумя Ангелами, о дорогом блюде, подаренном св. княгинею Ольгою патриарху. Антоний был искренним иноком, и митрополит посвятил его в архиепископа. По возвращении в Новгород, первым делом архиепископа Антония было то, что он обратил палаты Митрофана в храм препод. Антония, своего ангела. В 1218 году блаженный Антоний построил каменный храм св. мученицы Варвары в девичьем монастыре, который известен был еще в 1138 году, но теперь возобновлен заботливым архипастырем. В том же году из Новгорода удалился князь Мстислав, принимавший особенное участие в избрании Антония, и вслед затем прибыл из Владимира Митрофан. Новгородцы, на первый раз, назначили Митрофану для пребывания Блоговещенский монастырь; когда же Антоний отправился по делам служения в Торжок, они ввели Митрофана в архиепископский дом, а Антонию послали сказать: — пусть идет, куда хочет, — у них есть архиепископ Митрофан. Антоний, признавая себя законным пасты рем, прибыл в Новгород. Тогда только Новгородцы поняли, что без митрополита не надлежало им распоряжаться участию архипастырей своих. Они просили обоих архипастырей отправиться к митрополиту на суд и послали с ними своих доверенных. Митрополит Матфей, посвящавший и Митрофана и Антония, назначил Митрофана в Новгород, а Антония, на время удержав при себе, определил на праздную Перемышльскую кафедру. Митрофан, спустя три года, скончался. Надлежало ожидать, что Новгородцы вызовут теперь Антония, по их вине потерпевшего неприятности. Напротив, в самый день кончины Митрофана, ввели они в дом архиепископский Хутынского инока Арсения. В 1225 г. Антоний прибыл из Перемышля в Новгород, сел на своей кафедре, и «Новгородцы рады были своему владыке». Спустя три года, Антоний, сильно заболев, добровольно (1228 т.) удалился в Хутынь монастырь; Арсений снова начал управлять делами епархии. С половины августа до 6-го декабря (1228 г.) шли проливные дожди, опустошившие поля. Народ, не оглядываясь на самого себя, взволновался и стал кричать: «тепло стоит так долго за то, что Арсений купил себе место у князя Ярослава и вытеснил Антония». Он вывел Арсения из архиепископского дома и едва не умертвил. Арсений убег в Хутынь, а Антония, против воли, привели в архиепископский дом и дали ему в пособие, для судебных дел, двух светских чиновников. Мятежники не довольствовались тем: они ограбили владычного стольника, несколько других чиновников, в том числе и тысяцкого, по подозрению в том, будто они наводят на зло князя Ярослава. Но Антоний стал сильно болен и совсем онемел. Прибывший (в 1229 г.) в Новгород князь Михаил предложил вечу: «вот у вас нет владыки, а без него нельзя быть в городе; на Антония положил Бог руку Свою; можете ли вы терпеть такого даже в числе священников или игуменов?» Стали выбирать преемника Антонию, но опять явилось разногласие: одни хотели Волынского епископа Иоасафа, другие иеродиакона Спиридона, иные же кого-нибудь из греков. «Положим три жребия, — сказал князь Михаил, — пусть решает воля Божья, кому быть архипастырем». С престола Софийского вынулся жребий Спиридона, и ему поручили заведовать делами архиепископа. Блаженный Антоний более двух лет лежал больным и немым в Хутынском уединении и, страданиями очищенный, преставился 8-го октября 1231 года. «Душа его, говорит летопись, взошла на небо, а мощи его с честью положены были в притворе святой Софии».
     В Софийском соборе хранится крест шестиконечный, в котором положена часть животворящего древа, в виде четвероконечного креста, с надписью: «Господи, помоги рабу Своему Антону, архиепископу Новгородскому, давшему крест святой Софии». Этот крест употребляется при торжественном освящении воды, в день Богоявления и 1-го августа.
     После того, как св. Моисей в 1329 г. добровольно отказался от кафедры для безмолвной жизни, Новгородцы избрали на архиепископскую кафедру Космодемьянского священника Григория Калеку. Послание его о рае свидетельствует, что по примеру многих других путешествовал он по Востоку и был любопытен для того, чтобы собирать необыкновенные по чему-либо мнения и рассказы о предметах, прикосновенных к вере. Избранный в архиепископа, принял он иночество и имя Василия и в 1331 году хиротонисан был во Владимире-Волынском. В то же время приготовились для него неприятности: великий князь Литовский Гедимин хотел, чтобы Псков, отдавшийся под его покровительство и доселе состоявший в епархии Новгородской, имел особенного епископа. Исполнение этого желания могло иметь благоприятные последствия для православия: Псковский епископ, близким надзором своим, мог охранить православие на пределах Литовских и Лифляндских от происков папизма и от оскорблений дикого язычества. — Но недальновидный и самолюбивый Новгород сильно оскорблялся желанием Пскова прервать узы зависимости от Новгорода. И митрополит Теогност не посвятил Арсения в епископа Псковского. Самолюбие Гедимина сильно оскорбилось тем. Когда посвященный Василий со своей свитой отправился из Владимира в Новгород, Гедимин хотел дать ему почувствовать свое оскорбление, если не вынудит на согласие со своим желанием: он послал за ним Киевского князя Владимира Ольгердовича. Извещенный во время митрополитом о погоне, Василий со свитою успел, особыми путями, достигнуть Чернигова; здесь едва не произошло кровопролитной схватки; но Василий откупился деньгами и прибыл наконец в Новгород, где встречен был с радостью. Еще до путешествия своего к митрополиту Василий начал дело общеполезное — заложил каменную стену вокруг Новгорода. Теперь он с радостью продолжал это дело, и в течении двух лет громадная постройка была окончена. В то же время (1333 г.) он возобновил Софийский собор, покрыл его свинцом и поста вил на главе новый крест. Летопись, говоря об этом, прибавляет: «за то дай ему Бог и св. София в сем и в будущем веке отпущение грехов, ему и детям его Новгородцем».
     Так как великий князь Калита, изъявляя гнев на Нов город за отказ в платеже закамской подати, производил опустошение в Новгородской области, и посадники, отправлявшиеся к нему для мира, возвратились ни с чем: Василий принял на себя ходатайствовать пред великим князем за Новгород. Отправясь с послами, он предложил великому князю в дар 500 рублей, лишь бы он оставил за Новгородом некоторые из его прав. Ходатайство не имело успеха. — но долг пастыря патриота выполнен. Василий не остановился однако на том: в следующем году отправлялся он во Владимир к митрополиту, и вслед за тем Калита, возвратясь из орды, примирился с Новгородом, по нужде в помощи его для себя.
     В 1335 и 1336 г. попечительный архипастырь занимался строением церкви и, между прочим, построил при Софийском соборе, на место теремна, храм входа Спасителева в Иерусалим; стены храма расписаны были Греческим иконописцем Исаиею и его товарищами; для Софийского собора блаж. Василий устроил медные золоченые двери. На этих дверях особенно замечательна молитва блаженного архипастыря — голос души благочестивой: «Пречистая Госпожа, Дева Богородица! на Тебя возлагаю упование, Ты Ходатаица моя пред Сыном Твоим и Богом. Притекающий в честный храм Твой верно получает дары. Потому и я, смиренный и грешный раб Твой, архиепископ Василий, возлагаю надежду мою на Тебя, Пречистая Госпожа;. к Тебе прибегаю и припадаю, преклоняю грешную главу мою и простираю недостойные руки мои, касаюсь пречистых стоп Твоих, — не отринь меня от лица Твоего, чтобы не потерял я, убогий, надежды. А тех, которые восстают на церковь Твою, посрами и низложи крестом Сына Твоего, верным людям подай радость, да хранят собственность дома Твоего». Эта молитва 1336 года. В следующем году поднявшаяся вода Волхова разрушила мост, соединявший стороны Новгорода. За этим несчастием последовало другое: началась сильная ссора между сторонами Нов города, едва не дошедшая до кровопролития. Архипастырь умирил горячую вражду тем, что на счет доходов кафедры возобновил мост. Новое наводнение опять (1338 г.) сильно повредило мост и архипастырь, в облегчение бедных из Новгородцев, опять возобновил его своими людьми «и много добра сотвори христианам», говорит признательный летописец.
     Страшный пожар 1340 г. вызвал архипастыря на самую усиленную деятельность. Пожар, начавшийся на Разваже, в конце города, истребил Перевский конец и с Чудинцевой улицы перебросился в Кремль, истребил дом владыки, опустошил Софийский храм, из которого не успели вынести всех икон. — Пламя так было сильно, что не остановила его вода Волхова: пожирая Волховский мост, перешло оно на Торговую сторону и здесь обратило в пепел дома, лавки, храмы. Испуганному народу казалось, что настал конец миру. Не успевали выносить ни из храмов утвари, ни из домов имущества. К большему несчастию, дурные люди спешили пользоваться бедствием других: грабили и уносили все, что было спасено от огня. Всего сгорело 48 деревянных церквей и 3 каменных. Попечительному пастырю пришлось теперь и облегчать беспомощную бедность и восстановлять свой дом и храмы. Он опять покрыл свинцом Софийский собор, устроил новый иконостас, исправил иконы и стены собора; построил для себя дом, слил большой колокол и восстановил мост на Волхове. Когда же в 1342 году новый пожар на вел ужас на жителей, — архипастырь пригласил всех к общественной молитве и покаянию, наложил пост трехдневный на граждан и сам с крестным ходом ходил от монастыря к монастырю и от одного храма к другому, по всему городу совершая моления об утолении гнева Божьего. Поднялось еще и другое пламя — пламя междоусобия: за убийство богатого и своевольного Новгородца, шумно восстала одна сторона на другую, и начался грабеж. — Архипастырь, не страшась бури народной, явился на шумное вече, и убеждениями своими успел остановить междоусобие: «и возвеличен был крест, а посрамлен дьявол», — говорит летопись. В последующие годы добродушный архипастырь много трудился для храмов Божьих. В Софийском соборе устроены им серебряные ризы на иконы Спасителя и премудрости Божьей. Он и сам занимался иконописью; для Космодемьянского храма на писаны им иконы; для Благовещенского Городищенского храма, тогда перестроенного, написал он храмовую икону; в Борисоглебском храме поныне цела писанная им икона св. князей Бориса и Глеба. — Признательный современник говорит: «Дай ему, Господи, жить много лет на сем свете и на том поставь его одесную Себя, — он много потрудился для Церкви Твоей».
     В 1346 г. архиеп. Василий являлся в Москву приглашать вел. князя и митрополита в Новгород. Деятельный пастырь отличен тогда от других митрополитом: ему даны были крещатые ризы. После того, прислан был архиеп. Василию белый клобук патриархом Константинопольским, который сам около этого времени украшался этим знаком чистоты душевной. Преемники Василия носили белый клобук, как отличие кафедры. Спустя полтора столетия после Василия, написали «повесть о белом клобуке». В ней рассказывали, будто белый клобук дан был имп. Константином Римскому папе Сильвестру и долго хранился в Риме, пока один из пап, устрашенный чудесными явлениями, не ото слал его в Царь-град к патр. Филофею; Апостолы Петр и Павел сказали в видении Филофею, что Царьград скоро взят будет неверными и велено отослать белый клобук в Нов город. Собор 1667 г. назвал эту повесть баснословною и — справедливо. В ней, кроме мысли о присылке клобука в Новгород из Константинополя, — все вымысел, и вымысел детский: для клобука не бывает чудес! Белый клобук блаж. Василия, из белого крученого шелка, хранится в ризнице Софийской и дает чувствовать, что он был на главах великих святителей, хотя и не был в Риме.
     Блаженный Василий отличался преимущественно практическою мудростью. В 1349 году Магнус, Шведский король, усердный слуга папы, прислал сказать Новгородцам: «пришлите на совет своих умных людей, а я вышлю своих, пуст они рассудят, какая вера лучше? Если ваша окажется лучшею, перейду в нее; а если наша, вы должны принять нашу; если же не хотите единства, иду на вас войною». Архипастырь, посадник и тысяцкий, по общему совету, отвечали: «если хотите знать, какая вера лучше, наша ли, или ваша, пошлите за тем к патриарху — мы приняли веру от греков. Если же между нами есть дело государственное, посылаем послов для переговоров». Посланный тысяцкий, явясь к Магнусу, спросил: какую обиду нанес Новгород королю? «Обиды никакой нет, отвечал король: но если не принимаете моей веры, иду войною». Так слуга папы мечем проповедует веру! Магнус осадил Орехов (нынешний Шлиссельбург), а Ижорцев послал силой крестить по обрядам папизма, несогласных же на перекрещение предавать смерти. Новгородцы выслали малую дружину для защиты своих подданных единоверцев — корелов. Дружина разбила отряды шведов. Но с Магнусом было много войска. Великий князь, по просьбе Новгородцев, прислал только незначительный отряд, да и тот, услышав, что Орехов взят, удалился с поля битвы. Новгородцам пришлось одним рассчитываться с Магнусом; призвав в помощь Бога и св. князей Русских, они выгнали Шведов из Орехова и преследовали их до Выборга.
     Сношения Новгорода с Тверью, в которые вступал Новгород во время войны с Магнусом, вызвали Василия на письменное сношение с епископом Твери о вере. Василий писал к Тверскому епископу Феодору «послание о рае». Это послание показывает собою, что блаженному Василию не был дан дар разумения веры в таком же обилии, в каком даны ему житейская мудрость и ревность к общему благу отчизны. В послании доказывается, что рай и доселе на земле и его видели видоки.
     Как велика была любовь блаженного Василия к пастве своей, показал он в последние дни свои. В 1352 году раз разилась в Пскове «черная смерть», переселившая пред тем в другой мир миллионы на Востоке и в Европе. В Пскове, с весны до зимы, она едва оставила в живых треть жите лей. Псковичи общим советом послали просит архипастыря прибыть в Псков и помолиться за паству. Василий, не взирая на опасность, отправился утешить и подкрепить скорбных детей своих. Он служил в соборе св. Троицы, потом в трех других церквах, обошел крестным ходом весь го род. Народ с воплем взывал: Господи, помилуй! Блаженный пастырь оставил Псков утешенным, и смертная эпидемия скоро окончилась там. Но сам добродетельный пастырь на дороге сильно занемог и в обители Архангела Михаила, на устье реки Узы, впадающей в Шелон, скончался 3 июля 1352 г. Много трудившееся тело его привезли в Новгород; святитель Моисей отпел его в Деревяницком монастыре, где мощи его покоятся под спудом, в Воскресенском храме. В 1415 году, на место отказавшегося от кафедры архи епископа Иоанна, жребием избран был инок Хутынского монастыря Самсон. В следующем году митрополит Фотий хиротонисал его в архиепископа и наименовал Симеоном. В том же году новый архиепископ построил в честь святителя Петра каменный храм, поныне целый. В 1416 году «черная смерть» перешла из Твери в Новгородскую область. Умирающих было так много, что не успевали хоронить. Страшное бедствие вызвало и забывчивых на раскаяние. Святитель Симеон, постригши двух посадников в иночество, с семью соборами Новгородского духовенства обошел весь город, совершая моления об утолении гнева Божьего. Новгородцы, одни на лошадях, другие на себе, привезли из леса бревна, «и в один день построили храм св. Анастасии, а святитель освятил его и совершил в нем литургию (29-го октября 1416 года). Кающаяся любовь не обманулась в надеждах: мор ослабел. В 1418 году, по милости одного негодяя, поднялось было страшное междоусобие в Новгороде. Какой-то Степанко, по личной злобе, поймал боярина Божина и стал кричать: «добрые люди! помогите мне управиться со злодеем». Народ, без всякого исследования, бросил боярина в Волхов. — Спасенный рыбаком, боярин потребовал негодяя к суду. Чернь взволновалась, начали звонить по всему городу. — Начались грабежи. Приписывая богатым дороговизну хлеба, разрушили дворы богатых. Вся Торговая сторона поднялась на Софийскую, многих побросали в Волхов. Святитель собрал духовенство в Софийский храм, вышел с ним и со св. иконами на мост и, проливая слезы молитвы, благословлял обе стороны св. крестом. Шум и волнения унялись, явилось умиление. Архипастырь послал архимандрита и духовника на Ярославов двор к посадникам сказать: владыка благословляет всех идти по домам. И мятежные толпы разошлись. «Слава Богу, говорили образумившиеся: Он послал нам святителя учительного, который может одних вразумит духовным наставлением, других грозою запрещения. Вот и эту брань укротил он силою креста Господня и своим увещанием. Да сохранят нас молитвы его от подобных бед». Поныне подле Волховского моста стоит высокий деревянный крест, называемый чудным. Это тот самый, которым святитель Симеон утишил народный мятеж. Он первый раз водружен был св. князем Владимиром на месте, где начинали строить каменный Софийский храм. В 1065 году эту святыню похищал у Софийского храма князь Всеслав Полоцкий, но в том же году тайно возвратил. Святитель Симеон был пастырь с прекрасным даром слова и с ясным разумением истин веры. В октябре 1418 года был он в Пскове. Псковичи приняли его худо, они не допустили его совершать служение с обрядом православия в Псковском соборе. Блаженный пастырь не хотел спорить с людьми упорными. Пересмотрев судные дела, он при прощании предложил им на бумаге превосходное поучение: «Благородные и почтенные мужи! писал святитель. Вы знаете, что, какая честь воздается святителю, она воздается Самому Христу, от Которого все мы ожидаем сторичной награды в вечности. Итак, воздавайте, дети, честь своему святителю и вашим духовным отцам, наставляющим вас в опасении; воздавайте с покорностью и любовью, не докучая им пытливостью, не делая пререканий наставнику, своему отцу. Смотрите за самими собою и за своим спасением, укоряйте и судите самих себя, плачьте о грехах своих. Не похищайте чужого. Не радуйтесь бедам братии своей. Не мудрствуйте сами по себе, не превозноситесь, но со смирением повинуйтесь духовным отцам своим. Живите, как следует жить православным христианам, состоящим’ под законом Божьим. — Не обижайте Церкви Божьей: Церковь Божья не переносит обид ни от кого. Не вступайтесь, дети, ни в какие дела церковные, которые изначала принадлежат епископии, дому Божьему св. Софии, как было при прежних архиепископах, не вступайтесь в земли, воды, суды, печать и другие церковные пошлины. Если же кто вмешается во что-либо церковное, вы сами, дети, поставьте его на место и снимите грех с души своей по указанию церковных правил, не ожидая на себя суда, по правилу св. отцов». Вот и еще пастырское наставление блаженного пастыря, — наставление Снетогорскому монастырю: «Приказываю игумену и всем старцам, писал он, крепко хранить монашеское житие, чернецам быть в послушании у игумена и старцев, каждому иметь духовного отца; кто не будет слушаться, таких удалять из обители, причем вклада не возвращать им. Если чернец умрет, то все оставшееся после него имущество составляет собственность обители и братии, а мирские люди не должны прикасаться к тому. Если чернец, вышедший из обители, станет поджигать мирских людей или судей на игумена и на старцев, та кой будет под тяжестью церковного суда, равно и те миряне, которые вступаются в монашеские дела. Если же произойдет ссора между братьями, то разбирает их дело игумен со старцами и старостами Святой Богородицы, а миряне не вступаются».
     В 1420 году Псковская паства блаженного Симеона видела в Чирске знамение на иконе Богоматери: на Чирской иконе ее текли из очей слезы; это явление повторилось и тогда, как икона принесена была с крестным ходом в Псков и поставлена в соборном храме. В страхе за будущность и в раскаянии за прошлое народ восклицал: «Владычице! защити нас».
     Не задолго до смерти блаженного архипастыря, Новгород два раза был в сильной тревоге. В апреле наводнение Волхова повредило мост, и городские улицы до того наполнены были водою, что ко многим храмам не было доступа и много потонуло людей. В мае, в полночь, нашли страшные громовые тучи, молнии превращали ночь в день, а дождь в день лился с сильным градом. Святитель со своим духовенством и благоговейными людьми пел молебен в Софийском соборе об утишении гнева Божьего, а по другим церквам совершались моления священниками, и днем настала тишина. Это было 19-го мая 1421 года, а 15-го июня святитель почил мирно и положен на Мартириевой паперти.

 

В изложении Филарета Черниговского

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha