Обновление икон

Обновление икон

Петр Паламарчук у стен московского Иоанновского монастыряПетр Паламарчук у стен московского Иоанновского монастыряЗаканчивающийся на наших глазах последний век второго тысячелетия после Рождества Христова стал, быть может, наиболее трагически славным в истории русского Православия. Наглядным образом это отразил сонм новомучеников Российских и судьба святых икон. Настала пора поговорить и о таком малоизвестном в прошлом, но ставшем повсеместным в захваченной богоборцами нашей стране явлении, как обновление святых икон.

Почти тотчас после октябрьского переворота 1917 года, в ответ на гонения принялись во множестве совершаться эти чудеса. А чудо — в христианском смысле — это не что-то просто внешне необычайное; чудо есть прорыв из мира благодати в мир природы. Величайшим чудом явилось Боговоплощение Христа.

Первообразом чудес в объятой смутой России было открытие иконы Николая Чудотворца, написанной над Никольской башней Кремля. Произошло оно весной 1918 года и описано множеством очевидцев. Будущий архиепископ Иоанн (Шаховской) видел его еще мальчиком. Образ святителя Николая, поврежденный при Наполеоне, а затем уязвленный при расстреле Кремля большевиками, сохранился все-таки в основе своей невредимым, и поэтому новые власти завесили его красным полотнищем. И вот в тихий солнечный день москвичи увидели, что оно сперва разорвалось сверху донизу, а потом ленточками стало отрываться и спадать вниз. Собралась толпа молящихся, а 22 мая со всех концов первопрестольной пришел с молитвою большой крестный ход.

Второе чудо обновления произошло в матери городов русских — Киеве, находившемся тогда временно также в оковах богоборцев. В одно октябрьское утро вдруг обнаружилось, что купола почитаемого древнего храма неожиданно ночью сделались как бы вновь позолоченными. Местные жители рассказывали, что площадь вокруг него осветилась ярким облаком, которое приняли за пожар. А потом оказалось, что не только купол засиял червонной позолотою, но и росписи с иконами внутри, включая старенькую Плащаницу. Вопреки прещениям начальства, прибыл архиерей, который после молебна сказал проповедь с такими словами: «Наверное, все происшедшее постараются объяснить каким-нибудь научным подходом. Постараются увидеть явление естественного порядка. Но, православные, разве мы не знаем, что и науке положен предел? Будем видеть здесь чудо. Оно не может унизить дух человека, но только поднять его. Тебе, Бога, хвалим!..»

Вскоре обновления икон сделались повсеместными. О том, как они обычно происходят, рассказывал свидетель нашего времени — протоиерей Валентин из подмосковсного села Шипулино: «Огонек бежит вверх-вниз, много раз. И за каких-нибудь полчаса черная прежде икона делается светлой, словно святой водою омытая».

Очевидица обновления пробитого гвоздями почерневшего образа на другой стороне Европы, в пригороде Парижа Аньере в 1935 году, добавляла: «Было такое ощущение, что он живет изнутри, все постоянно заживает, как на теле. Уже и самый тон кий рисунок прояснился настолько, что можно было сосчитать волосики на хвосте у осла во Входе Господнем во Иерусалим…»

Обновления стали настолько многочисленными, что в одном только Новгородском уезде (не губернии) их в 1925 году пере пугавшиеся противники веры насчитали более полутора сотен. Причем они, по их кощунственным отчетам, «поражали» одну за другою деревни. У известного московского знатока древне русской живописи протоиерея Александра Салтыкова сохранилась редчайшая книжонка, изданная гонителями, где содержатся такие свидетельства: «Гр-н Георгиевский обвиняется в том, что будучи священником, прибыл в деревню Овчинкино и отслужил перед так называемой обновившейся иконой молебен, чем способствовал укреплению в сознании граждан чудесных обновлений и дальнейшему развитию этого явления, т.е. в преступлении, предусмотренном статьями Уголовного кодекса 16 и 120».

Умерший в 1991-м году 99 лет от роду двоюродный брат владыки Иоанна (Шаховского) Константин Сергеевич Родионов застал множественное обновление икон при закрытии в конце 1920-х годов замечательного скита Ново-Афонского монастыря на Кавказе в местечке Псху, куда доныне можно добраться только на вертолете. Вместе с тем попавшие зарубеж русские изгнанники свидетельствовали, что обновления святых икон происходили по преимуществу в местах борьбы белых с красной нечистью. Так, в 1923 году в селе Гродекове под Владивостоком — последнем оплоте Белого движения — обновилась девяти частная (с девятью клеймами) икона Богородицы, после чего явившиеся каратели распилили ее «за вредное воздействие на красноармейцев».

Совершенно новым стало явление изображений Пречистой Девы на стекле. В середине 1920-х годов в подмосковной деревне в избе на окне стал проявляться лик Казанской Заступницы, причем только когда пастух вечером вел мимо по дороге стадо. Нагрянувшая комиссия установила, что стекло было принесено из разграбленного помещичьего дома, где стояло перед чтимой иконой. Тайну возникновения отображения не раскрыли, но на всякий случай его вынули и разбили.

Однако чудотворная сила первообраза бесчинникам неподвластна. Такие же необыкновенные отпечатления появлялись уже в наши времена, например, во Львове. А осенью 1992 года в Киеве на стекле киота у образа Богоматери «Призри на смирение» чудесным образом «отбился» его список, от которого множество людей получило исцеления. В 1995 году Синод постановил почитать икону как чудотворную.

В 1964 году молния ударила в старинный деревянный храм ХVII столетия во имя Иоанна Богослова на Ишне, что близ Ростова Великого. Она спустилась вдоль иконостаса, завязала узлом увесистый бронзовый подсвечник — а потом, пройдясь по иконе Распятия Христова, обновила ее и вылетела вон. Об этом невиданном прежде случае написал замечательный исследователь нашей отечественной старины и новизны Александр Николаевич Стрижов, видевший нерукотворно «отреставрированную» икону вскоре после происшествия. Перепугавшиеся местные атеисты закрыли церковь — она была отворена для верующих лишь недавно.

А Александр Николаевич, известный нашим читателям также как «дядя Саша Бородатый», все собирает известия о русских обычаях и чудесах. Одним из последних было обновление иконы Богоматери в основанном праведным Иоанном Кронштадтским монастыре Иоанна Рыльского в Петрограде, случившееся в 1995 году… Святейший Патриарх Тихон, при котором началось на Руси обновление икон в ХХ столетии, писал: «Все чаще и чаще раз даются голоса, что только чудо может спасти Россию. Верно слово и всякого приятия достойно, что силен Бог спасти погибающую Родину нашу. Но достойны ли мы этой милости Божией, того, чтобы над нами было сотворено чудо? Из Св.Евангелия знаем, что Христос Спаситель в иных местах не творил чудес за неверствие жителей…»

Историк С.А.Сошинский, составивший примечательный очерк про новоявленные чудеса возрождения святых образов, напечатанный пять лет назад в журнале «Новый мир», добавляет: «Массовые обновления икон указывали, что благодатная помощь не отнята от России, спасение возможно. Обновленные купола и иконы, краски, дерево, металл, сами камни свидетельствовали о Боге, когда окаменевшие и ослепшие люди отрекались от Него. И заключенный в этом явлении призыв к глубокому покаянию и очищению сейчас для нас так же насущен, как был в те годы».

Петр Паламарчук

2 декабря 2005 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha